Интернет-война

Терпение российских властей закончилось: теперь государственный орган под сложным названием Роскомнадзор будет выносить предупреждение тем сайтам, в комментариях к статьям которых будут замечены нарушения закона. Имеются в виду те статьи Уголовного кодекса, которые могут наказывать за клевету, оскорбления или призывы к экстремизму. Таких статей российского Уголовного кодекса сейчас пять, все они в качестве наказания предусматривают штрафы, а три из них, в случае серьезного обвинения, например, по статье 280 - «призывы к осуществлению экстремистской деятельности», предусматривают лишение свободы на срок до пяти лет.

То есть, вначале Роскомнадзор указывает на допущенное нарушение и если хозяин сайта не убирает комментарий, то выносится предупреждение, а после третьего предупреждения направляется заявление в суд для начала процесса закрытия сайта. Странно, но ни Государственная дума, которая принимала поправки в закон «О СМИ», ни юристы не стали протестовать по поводу того, что государственная организация заменяет суд, самовольно определяя, что является нарушением.

В российской судебной практике до сих пор нет четкого экспертного определения
экстремизма, а клевету доказать в суде также невозможно, как невозможно доказать, что человек умышленно, то есть заранее хотел сказать какую-то неправду о другом человеке. Но в российской судебной практике это не имеет значения, поскольку суд давно превратился не в состязание обвинения и защиты, а в карательный орган. Как говорит известный российский адвокат Генри Резник, российские суды в более 90 случаев выносят обвинительные приговоры, и только суды второй и третьей инстанций помогают выявлять не только судебные ошибки, но и оправдывать невинно осужденных.

Веб-сайты стали последним объектом внимания российской власти после того, как с 2001 года были взяты под контроль государства все шесть национальных телеканалов, имеющих информационные программы. И только РЕН-ТВ позволяют выделяться среди других, только потому, что эта телекомпания не имеет метровой частоты и ретрансляция ее программ зависит от операторов кабельных сетей. А операторы никогда не посмеют включать в пакет «лишнее», например, в России нельзя смотреть RTVi, канал практически запрещен. Газеты в России малопопулярны, радио тоже под контролем, кроме «Эхо Москвы» всего с двумя миллионами слушателей. Остался Интернет.

К Интернету в России сейчас особый интерес. Во-первых, на огромной территории примерно 30-40 миллионов человек имеют возможность пользоваться Интернетом и количество таких людей растет. Провайдеры все частные, поэтому установить государственный контроль без скандала трудно. В Китае – проще, там коммунистическая партия диктует свои условия и провайдеры блокируют сайты. Такая же ситуация в Беларуси, Узбекистане и Туркменистане. В Казахстане, хотя и есть частные провайдеры, но LiveJournal вы все равно не сможете открыть – он запрещен.

Около 20 лет назад, когда Интернет начал распространяться в Советском Союзе, еще никто не предполагал его преимущество, а власти не чувствовали опасность. В середине 90-х годов интерес к Интернету в России проявили не только те, кто хотел иметь более свободный и удобный способ распространения общественно-политической и деловой информации, появилось большое количество сайтов националистического и фашистского содержания. Но власти это не беспокоило, во времена правления Бориса Ельцина до начала 2000 года к Интернету относились безразлично.

С приходом к власти Владимира Путина отношение изменилось, близкие к власти члены партии «Единая Россия», депутаты Государственной думы все чаще стали высказываться по поводу того, что Интернет надо контролировать. Вначале они хотели законодательно закрепить за веб-ресурсами статус СМИ, чтобы иметь возможность влиять на регистрацию сайтов. Когда все эти попытки стали очевидным нарушением взятых Россией обязательств перед ОБСЕ и Советом Европы, к Интернету стали уже подходить с Уголовным кодексом, используя в судебной практике все те пять статей, которые раньше применялись только к журналистам традиционных медиа. Теперь процедура регистрации веб-сайтов в России добровольная: хотите – регистрируйтесь, не хотите – ждите неприятностей с другой стороны.

Наиболее популярной стала статья 280 Уголовного кодекса, которая появилась в криминальном законодательстве в 2002 году после принятия закона «О противодействии экстремистской деятельности». Появление этого закона вполне закономерно: планируемая скоротечная война в Чечне затягивалась на неопределенное время, в стране появилось недовольство и вслед за этим обсуждение причин неудач и последствий второй войны в Чечне. Появились проблемы в экономике, социальной политике. Критика раздавалась все сильнее, и уже не только со страниц газет, но больше всего в Интернете. В Кремле посчитали, что необходим какой-то механизм, позволяющий пресекать критику и наказывать критиков.

Первый журналист, который был арестован по статье 280 – об «экстремизме» стал Борис Стомахин, 32-летний московский публицист, арестованный в марте 2006 года. Поводом для преследования стали его публикации на сайте Кавказ-центр и в созданной им газете «Радикальная политика». Во время ареста Борис пытался бежать из своей квартиры, но на уровне четвертого этажа веревка оборвалась и он упал, сломав ногу и повредив отростки двух позвонков. Несмотря на это он был арестован и помещен в специальную тюремную больницу и в таком состоянии суд приговорил его к пяти годам лишения свободы, а также к трем годам запрета на занятие профессиональной, то есть, журналистской деятельностью.

Вторым осужденным стал бывший пресс-секретарь президента Татарстана Минтемира Шаймиева - Ирек Муртазин, он приговорен к 1 году 9 месяцам лишения свободы. Было возбуждено уголовное дело против главного редактора ивановской Интернет-газеты «Курсив» Владимира Рахманькова. Только доблестная работа адвокатов смогла убедить суд не лишать журналиста свободы, но штраф в размере 40 тысяч рублей суд все-таки определил. За статью под названием «Путин как фаллический символ».

Власти почувствовали вкус к репрессиям. С одной стороны, принятие этих законов противоречат Конституции и обязательствам России перед международными организациями. Но с другой, законы приняты по всем конституционным нормам – парламентом, то есть, Государственной думой, Советом Федерации и утверждены президентом. Не придерешься. И вот уже пятый год в России открывают по 50-60 уголовных дел, половина из них – по обвинению пользователей Интернета, людей, которые или создают сайты, или блоги, или пишут свои комментарии.

Постепенно российская власть нашла в Интернете премущество и возможность заняться пропагандой. С появлением в Кремле Путина началось восстановления советских традиций пропаганды и Интернет стал использоваться как важный ресурс для распространения не только официальной позиции, но и ведения информационных войн.

Основоположником кремлевского Интернет-движения принято считать Глеба Павловского, который начал создавать 10 лет назад мощные порталы и информационные сайты. Его не ограничивали в финансировании, и спустя некоторое время сайты стали популярны и посещаемы - gazeta.ru, strana.ru, vesti.ru, smi.ru и десятки многих других.

Одновременно были придуманы несколько способов борьбы с конкурентами. Один из них – технический, то есть когда «неизвестные» хакеры ломают сайт и только содержание уничтоженного сайта позволяет предположить, кто мог быть потенциальным заказчиком или исполнителем этого преступления. Чаще всего технический способ применяется в социальных сетях и блогосфере, когда хакеры просчитывают пароли и спокойно взламывают неугодные ресурсы. Самый распространенный способ подавить работу сайта – организовать DOS-атаку, когда с помощью специальных программ на атакуемый сайт заходят несколько десятков и даже сотен тысяч посетителей. Сайт обычно не выдерживает такой нагрузки и зависает.

Второй способ – идеологический. Группы людей, которых принято называть «бригадами», постоянно находятся на форумах или в блогосфере и настойчиво распространяют идеологически направленную информацию. Они спорят с другими пользователями, устраивают виртуальные битвы, часто подтасовывают информацию или организовывают массовую атаку на один из блогов. Как правило, они хорошо определяют жертвы и настойчиво убеждают изменить свои взгляды. Иногда это происходит сдержанно, часто используется мат и оскорбления.

Появление Глеба Павловского и его Фонда эффективной политики с благословения Владимира Путина было связано в том числе и с началом операции НАТО в Югославии, но затем накопленный опыт виртуальных войн стал использоваться и по другим поводам. Был создан мощный ресурс в Чечне, цель которого противостоять известному сайту Кавказ-центр и многочисленным чеченским ресурсам на Западе. Интернет помогал Кремлю разъяснять официальную позицию в связи с событиями в Беслане и в театральном центре на Дубровке в Москве.

Но последнее достижение российской интернет-пропаганды – информационная война с Грузией. Началась она в 2002 году, когда отношения между двумя странами испортились после бомбардировок российскими самолетами Панкисского ущелья. Тогда сразу на нескольких сайтах была вброшена информация о том, что на самом деле это были грузинские самолеты, но перекрашенные и с нарисованными звездами.

Автор вброса этой информации на сайте utro.ru Олег Петровский написал даже фамилию пилота – лейтенант Георгий Рустели. Возможно, в этой информации была сделать ложь более правдивой, не подумав, что такой грузинской фамилии не может быть. Эту информацию подхватили российские СМИ и за несколько дней она была перепечатана в сотнях московских и региональных газет, на интернет-ресурсах, на радио и телевидении. Инициаторы этой глупости прекрасно понимали, что обычный россиянин не будет перепроверять, а тем более, не может знать происхождение грузинских фамилий.

Настоящая интернет-битва была еще впереди. Она началась в августе 2008 года, хотя готовилась заранее. Кремлем и российскими спецслужбами были использованы не только официальные ресурсы, но и различные молодежные движения, например, Евразийского Союза молодежи. Идеолог восстановления Российской империи Александр Дугин не скрывал участия своих молодых коллег в организации инфоомационной войны в «Южной Осетии». Несколько десятков молодых людей приехали в Цхинвали за несколько недель до войны, они сообщали на своем сайте о том, что проходят обучение военному делу.

Одновременно молодые дугинцы создают несколько десятков блогов в LiveJournal, с их помощью появляются несколько новых информационных сайтов правительства «Южной Осетии». Созданные ими блоги должны были стать важным источником во время военных действий, но они не догадались, как нелепо будут выглядеть тексты «из Цхинвали» о том, что в городе нет электричества, воды и газа, но «юго-осетинский блоггер» сидит в подвале, чтобы рассказать всему миру о происходящем.

В их задачу входило не только создание необходимого для российской пропаганды информационного фона, но и распространение дезинформации. Например, о несколько тысячах убитых мирных жителях, о бомбардировке спящего Цхинвали, историй о раздавленных грузинскими танками осетинских детях. Научившись пользоваться Интернетом российские пропагандисты не смогли научиться новой тактике, используя старые советские традиции. Такая «информация» долго не живет и спустя несколько дней всем становится ясно, что она плохо и неправдоподобно придумана.

Интернет-война не прекратится, пока есть Интернет, и сейчас уже необходимо советовать людям не только остерегаться российской пропаганды на телевидении, но и в Интернете. Неплохо было бы научиться анализировать, чтобы не стать очередной жертвой в этой войне. А война обещает быть ожесточенной...

Олег Панфилов
"24 саати" "Грузия Online"

http://www.apsny.ge/analytics/1278134447.php
http://www.apsny.ge/analytics/12781344472.php